Требуется в игру!

Сид Броксвелл
Канонический Хранитель, бывший Белый Бутон

30 лет, молодой отшельник. Замкнутый, нелюдимый, меж тем безмерно добр ко всем, кто нуждается в его помощи...читать далее

Требуется в игру!

Мернери Джонс
Канонический Хранитель, бывший Алый Бутон

40 лет. Хозяин местного трактира. Добродушный и общительный, яркий, веселый и очень мудрый...читать далее

Требуется в игру!

Амели Леруа
Канонический Хранитель, бывший Черный Бутон

34 года. Хозяйка библиотеки. Несколько надменна, прозорлива и наблюдательна, ценит порядок...читать далее

Требуется в игру!

Амайя Нирэн
Канонический персонаж, бывший Белый Бутон

15 лет. Замкнута, недоверчива, бесконфликтна. Странно разговаривает, много мечтает...читать далее

Требуется в игру!

Иммануэль Лепприкон
Канонический персонаж, Белая Роза

12 лет. Дружелюбна и отзывчива, улыбчива, маленькое солнышко, поднимающее настроение любому...читать далее

Требуется в игру!

Кэтрин Соломон
Нужный персонаж,
Голубая Роза

18 лет. Умна и амбициозна, самоуверенна, падка на лесть. Несколько наглая, грубая, но добра и отзывчива...читать далее

Война Роз

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Война Роз » Дома горожан » Особняк Марнион


Особняк Марнион

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s5.uploads.ru/NrtLU.jpg

"Особняк" - шутливое городское прозвище, полученное благодаря хвастовству господина де Марнион, склонного сильно преувеличивать богатство и размеры своего жилища. Небольшой дом на самой окраине города, почти в лесу, утопающий в зелени и цветах, заботливо выращенных хозяевами. Сложен из красного кирпича и давно не видел отделки, из-за чего выглядит весьма печально. Перед домом располагается небольшой сад, в котором госпожа Эмилия выращивает свои цветы, на заднем дворе растет три или четыре розовых куста, давно не плодоносящая яблоня и пенек от срубленного дуба по кличке Джонни, с незапамятных времен увенчанный желтой каменной короной.

Цветочная лавка

http://s5.uploads.ru/MHulJ.jpg

Весь первый этаж "особняка" занимает цветочная лавка. Эмилия де Марнион не имеет торговой лицензии, а потому не может торговать на Рыночной площади. В своем магазинчике она торгует свежайшими цветами из своего сада, комнатными растениями в горшочках, которые разводит в комнатах дома, а так же всякой ерундой, которую ей иногда завозит муж. Звестасию к работе в лавке женщина не допускает, ревнуя то ли дочь к цветам, то ли цветы к дочери.

Гостиная

http://s5.uploads.ru/3vlhM.jpg

Поднявшись по скрипучей лестнице на второй этаж (осторожно, здесь лишняя ступенька!), сразу попадаешь в гостиную. Эта комната интересна тем, что может показаться красиво и дорого обставленной, но на деле вся мебель, картины и украшения в ней - напыщенная дешевка, нелепая в своем нагромождении деталей и декора. Кресла и диван в некоторых местах сияют дырами и выскочившими пружинами, стол всегда ломится от ваз и мисок с фруктами потому, что покрыт несмываемыми пятнами и в одном месте даже треснул, а огромная, нарисованная самим Эдмоном де Марнион картина призвана скрывать то, что у хозяев не хватило денег на обклейку обоями всей комнаты. Напыщенная люстра уже давно не работает, а свет обычно дают только настенные подсвечники со старыми, вонючими свечами. Но, несмотря на все это, как Эмилия, так и Звестасия любят проводить в гостиной время, обсуждая новости за чашкой горячего чая, а вонь от свеч вполне проходит, если открыть огромное окно.

Кухня

http://s5.uploads.ru/a21Kp.jpg

Кухня - самое приличное и светлое помещение дома, в основном потому, что почти не посещаемое. Эмилия обычно слишком занята цветами и лавками, а Звести - книгами и мечтами, чтобы тратить время на готовку. Обе они предпочитают питаться продукцией местной Булочной или еще в каких заведениях. Можно сказать, что кухня видит человека только в те дни, когда приезжает Эдмон, а в остальное время она покрыта слоем пыли толщиной с карманную собачку.
Дизайн у кухни самый что ни на есть деревенский. Дверь оформлена под дерево, пол выложен найденной на чердаке старой плиткой, обеденные стулья за столом совершенно разные, а софа в уголочке была привезена из Франции и сделана дедушкой господина де Марниона, старательно выводившим лобзиком даже весьма заметную надпись "сделано в Китае". Периодически Эмилия рассказывает мужу, что по ночам на этой самой софе расслабляется призрак некоего старика.

Ванная

http://s5.uploads.ru/38mQc.jpg

Еще одно вполне приличное место дома - ванная, расположенная прямо напротив кухни. По замыслу дизайнера (Эдмона, разумеется) эта комната должна была напоминать женщинам о их прекрасном дворце в Марнионе (который ни одна из дам никогда не видела), но у господина де Марнион слишком скоро кончились деньги.
Средств хватило только на покупку сантехники, а декором Эдмон занимался сам, пытаясь сделать королевские украшения из подручных материалов. Размытая картина, осыпающаяся рамка зеркала, и даже украшенная плесенью плитка стен и пола - все это дело ловких ручек господина де Марнион, которым он крайне гордится.

Спальня Звести

http://s4.uploads.ru/i8yrk.jpg

В спальни Звестасии акцент сделан на белых и серых тонах, а так же отсутствии освещения кроме окна и нескольких настенных светильников. Для этой комнаты так же характерна знакомая претензия на роскошь, выраженная в найденном на свалке старом ковре, сомнительного качества картинах за авторством господина де Марнион на стенах, и самодельном балдахине над кроватью. В глубине души Звести переживает, что однажды не проснется утром из-за того, что громоздкое украшение упадет и приземлится на ее голове.
Под кроватью, в платяном шкафу и трюмо лежат книги по магии и оккультизму, перемежающиеся любовными романами и огромным количеством дневников хозяйки помещения. Уроки и записи девушка делает либо за трюмо, либо в кровати - стола в комнате нет.
Подоконник заставлен самими разными цветами, но в основном - кактусами.

Комната Эмилии

http://s5.uploads.ru/NuY7X.jpg

Еще одну кровать с самодельным балдахином можно встретить в комнате госпожи Эмилии. Светлая, выполненная в кремовых тонах спальня, с мягким ковром на полу и отлично работающей яркой люстрой под потолком является самой уютной комнатой дома. Вот уж где неугомонный дизайнер действительно постарался!
В комнате практически нет аляпистых украшений - разве что любовно сделанная Эдмоном из старой кровати дизайнерская постель, да нелепые стулья в форме головок чеснока, играющие лишь декоративную роль, ибо развалятся даже если положить на них книгу. Стены увешаны резными рамками для картин - на каждую годовщину свадьбы Эдмон дарит жене одну свою картину, а та любовно вешает их на стены, не глядя на то, что художественные способности ее мужа хромают на обе ноги.
Подобно комнате Звести, все шкафы и ящики в комнате завалены любовными письмами, и дорогими сердцу вещицами, записочками, билетиками.
Подоконник комнаты заставлен самими разномастными цветами.

Кроме всего прочего, в доме есть чердак, но вход в него изнутри завален каким-то хламом, и никто уже давно не заходил туда, а Звести и вовсе никогда.


Теги: локации

Отредактировано Звестасия де Марнион (2013-08-26 23:00:20)

0

2

Начало игры.

Иногда можно только удивляться тому, насколько непредсказуемой бывает жизнь. То она течет размеренным потоком, то взрывается, набирает обороты и превращается в бурную реку, течение которой предсказать невозможно.
Начать следует с того, как именно изменилась жизнь Адриана за прошедшие… сколько? Один, два дня? Или даже меньше?
Странно было осознавать, что еще каких-то пару часов назад он был самым обыкновенным человеком, чьей дальнейшей судьбой было окончание института и скучание в тесном офисе на протяжении многих лет жизни. А что теперь? Он – воин. Ему предстоят сражения на мечах, о которых он столько мечтал в детстве, поиск магической жилки в самом себе, выявление необыкновенных способностей, дарованных то ли Книгой, то ли еще кем-то из тех самых Роз, то ли просто высшими силами, создавшими его, как живое существо. Но нет. Главнее всего был тот факт, что Адриан оказался не простым служителем кому-то другому. Он – Бутон. Он – все. Он выше них, он выше всех! Любые белые Розы должны подчиняться ему, любые другие Бутоны должны общаться с ним наравне. Ну чем не шикарная перспектива?
Адриан всегда знал, что он особенный. Он не доказывал это каждому встречному, не унижал кого-то ради собственного превосходства. Он просто это знал. И, конечно, от внимания магической Книги его сущность не ускользнула. Без всякого сомнения, эта бестия увидела в нем задатки лидера! Увидела, что именно он, а не кто-то другой, сможет вывести орден Белых Роз в свет. Судьба сделала свой выбор, подарив Адриану благосклонную улыбку, засиявшую в лучах солнца миллионом бриллиантов. Теперь ему нужно лишь не упустить выпавший шанс – ведь такое случается раз в жизни, не так ли?
Парень прекрасно знал, что обычно делали знаменитые полководцы или герои книг, попав в его положение. Подготовить армию? Слишком поспешно. Тренировки? Для них еще будет время, и немало. Быть может, познакомиться с союзниками, людьми, с которыми в будущем ему предстоит сражаться рука об руку? Уже лучше… Но этим он займется несколько позже. Узнать противника? Неплохо. Совсем неплохо. Только в данном случае знакомиться лучше не с конкретно потенциальными врагами, которые могут перерубить его пополам в любой битве (пусть сначала попробуют на вкус лезвие его меча, ха!), а с их главарем. Так… Недавно он встретился с одной из самых опытных Роз Белого ордена, получив ответы на все интересующие вопросы. На данный момент его особенно интересовали другие Ордена. Алая Роза. Воины. Сильный противник, правда, больше предпочитающий грубую силу. Что же, весомый недостаток, который, однако, не нужно учитывать как основной, затмевая все возможные положительные качества. Нужно будет присмотреться к ним повнимательнее, но это позже, тем более, что они вряд ли предпримут какие-то агрессивные действия по отношению к Белой Розе – все-таки, как-никак, союзники.
Голубая Роза. «О, эти напыщенные индюки, не знающие в своей жизни ничего, кроме балов и танцев!» Едва услышав эти слова, Адриан презрительно усмехнулся, стараясь остаться неуслышанным. Его всегда необыкновенно раздражали аристократы, а уж целое сборище народа голубой крови – хуже не придумаешь! Да, к ним тоже следует присмотреться, но тоже позже. Не хотелось портить себе настроение с самого начала.
Черная Роза… А вот это уже интереснее. Чернокнижники-одиночки, любители магии… Несомненно, нужно изучить их поближе. Вполне возможно, что союз с этим орденом сделает Белых Роз самыми сильными в настоящей Войне. Но и убрав с пути важного противника, они тоже могут стать великими…
Звестасия де Марнион? Бутон?
Еще одна презрительная усмешка. И почему Книга не запретила девушкам быть предводителями? Это ведь совершенно не женское дело, как и любые войны. В любом случае, нужно изучить ее получше, может быть, в ней есть своя изюминка – иначе зачем ставить девушку на такой важный пост?
Узнав у Белой Розы о возможном местонахождении Черного Бутона, Адриан удовлетворенно кивнул и, не мешкая, направился к особняку. Цветочная лавка, говорите? Ну, цветочная, значит, цветочная. Главное, чтобы Звестасия была там, иначе поход окажется бессмысленным.
Три раза легко постучав в дверь, Адриан повернул ручку и вошел внутрь. В лицо сразу же ударил аромат десятков разнообразных растений, и парень едва сдержался от того, чтобы не чихнуть. Резко выдохнув, он оглядел помещение, сплошь заставленное цветами, видимо, выращенными на собственных грядках и подоконниках. Сам он к такой красоте был равнодушен, тем более что пришел не закупаться никому не нужными растениями, а помогать делу.
- Добрый день, - вежливо произнес Адриан, облокотившись на стойку в центре комнаты. – Могу ли я увидеть Звестасию де Марнион?
Ох уж эти растения. Такими темпами они пробудят в нем жуткую аллергию. Как только эта девушка попадется ему на глаза, он сразу же пригласит ее выйти в какое-нибудь другое помещение, а лучше на улицу или в кафе.

+1

3

Утро началось не слишком приятно, впрочем, утра вообще не могут быть приятным событием, верно?
Она проснулась от кошмара, в час, когда солнце уже во всю светило в широко распахнутое окно, а многие люди уже собирались обедать. Гудящая голова заявила, что девушка переспала, и день, скорее всего, будет невеселым.
Лениво скатившись с постели, юная де Марнион слезящимися от слишком долгого сна глазами оглядела обстановку в комнате, с усилием восстановила в памяти все события вчерашнего вечера, и ахнула.
К счастью, драгоценная Книга Роз спокойно лежала на столе среди любовных и рыцарских романов, совсем как простое бульварное чтиво. Девушка расслабленно вздохнула, подбежала к столу, аккуратно взяла в руки фолиант и крепко прижала его к груди, прямо к дико бьющемуся сердцу. Во сне ей привиделось, что том был потерян.
Хотя с того момента, как Звестасия оказалась ввязана в Войну прошла уже не одна неделя, хотя она уже как будто смирилась со своей участью Бутона и умудрилась даже поучаствовать в чем-то вроде "войнополитических" переговоров, она все равно еще не до конца верила в реальность происходящего. Каждый день просыпаясь в новом неудачном утре, первые секунды она неизменно произносила: «вот так сон мне приснился, надо перестать есть кетчуп на ночь!», но потом снова понимала, что все эти чудеса не были сном. Война Роз существует. Магия, сражения, талисманы, и даже эта тяжелая книга в ее руках – все реально, пусть и походит на дикую выдумку писателя-фантаста. А роман с таким сюжетом, кстати, вышел бы весьма неплохим!
Девушка выдвинула один из ящиков и убрала туда Книгу Роз, после чего закрыла его, и подвесила ключ на цепочку, которую неизменно носила на шее еще со дня своего рождения. Таскать с собой сам том было бы слишком неудобно, да и вырвать его из хрупких ручек Звести было бы куда легче, чем вскрыть добротный старинный комод.
Быстро расчесав волосы и вдоволь налюбовавшись найденным вчера кольцом, которое теперь решила тоже никогда не снимать, девушка выскользнула из комнаты, даже не задумываясь о том, что была одета в легкую ночную сорочку, и отправилась искать мать, в надежде, что Эмилия даст ей что-нибудь перекусить.
А где логичнее всего искать хозяйку цветочной лавки? Конечно, в цветочной лавке!

Звестасия не любила это место. Здесь слишком сильно пахло цветами, разноцветные лепестки слишком пестрили в своих цветастых вазочках, особенно когда были собраны в изысканные букеты (нужно отдать должно вкусу госпожи де Марнион), а мать почти всегда старалась выпроводить дочь из лавки как можно быстрее, словно само ее присутствие могло заставить драгоценные растения увянуть. Ну, девушка уже давно не обижалась на такую реакцию, и даже училась ею пользоваться в меру своих сил и наглости. Как, например, сейчас.
Но ее планы стремительно потерпели крах, стоило ей спуститься на первый этаж. В лавке никого не было, только невесть откуда взявшийся воробей бойко расхаживал по стойке, выискивая оставшиеся в трещинах семена.
Девушка наклонилась, чтобы поймать птичку и выпустить ее на волю (само животное вряд ли бы нашло выход из заставленного всевозможными горшками и вазочками помещения), но китайские колокольчики, подвешенные над входной дверью, вдруг мелодично звякнули, заявив о приходе посетителя и спугнув пернатого гостя. Звести охнула, окинула взглядом свою сорочку, и быстро встала за стойку, за которой, пригнувшись, скрылась по плечи. Если Эмилия узнает, что ее дочь приняла покупателя, да еще и в таком виде, будет просто вселенский скандал. Надо бы выпроводить его побыстрее.

Лицо вошедшего было ей смутно знакомо, но она все же не могла толком вспомнить, где могла его видеть. N, конечно, не был мегаполисом, но все же был городом, а не деревней, и помнить всех его жителей было невозможно, особенно для столь нелюдимой личности, как Звести. Можно, конечно, сказать, что парень обладал весьма эффектной внешностью и должен был хорошо запомниться с первой встречи, но девушка все равно при взгляде на него чувствовала лишь легкое дежавю. Может, он вообще приезжий?
Но стоило юноше подойти ближе, как Звести поняла, что точно уже видела его, и не единожды. Она запомнила не каштановые волосы и не самый редкий для этой местности светлый тон кожи, нет, в ее памяти хорошо отложился взгляд. Немногие в Ирландии, как, впрочем, и во Франции, могли похвастаться таким холодным и высокомерным выражением глаз. Уже одни только эти глаза заставляли маленькую де Марнион трепетать в благоговейном ужасе, и еще сильнее сожалеть, что белая сорочка так хорошо обнажает ее тело. Хотелось прогнать его как можно быстрее, лишь бы не видеть этих изумрудных (изумрудных?) глаз и скуксившегося от феерии цветочных ароматов лица, лишь бы не пришлось показывать ему себя и скудный ассортимент магазинчика.
Звестасия открыла рот, чтобы сказать, что в лавке технический перерыв, но юноша помешал ей, заговорив раньше. Его пухлые губы разомкнулись, и произнесенные не самым приятным из мужских голосов слова вознеслись к потолку душной лавки:
-Могу ли я увидеть Звестасию де Марнион?

Звести смотрела на него, нервно дергала себя за локон волос, и думала. Зачем это, интересно, она понадобилась незнакомому парню, явно старше и сильнее ее? Что ему нужно в доме де Марнион, ведь не за фиалками же он пришел?
Действительно, глупо было подумать, что человек с таким высокомерным взглядом заглянул к ней в поисках цветочков. Ему явно было надо что-то другое – но почему, черт возьми, именно от нее?! Ведь у нее нет ничего интересного для подобного человека, верно?
В горле пересохло, дыхание сбилось, и хотелось подло убежать – слишком много всего навалилось на бедную девушку с того момента, как она согласилась пойти осматривать очередную, казалось бы, обыкновенную пещеру. Но убегать было нельзя, это было слишком низко и глупо для той, которую высшие силы почему-то выбрали Бутоном. Данному званию нужно соответствовать. Спокойствие. Самоуверенность. Сила.
Выпрямившись и показавшись из-за стойки (черт с ней, с сорочкой, не похож этот парень на любителя маленьких девочек), она оторвала взгляд от пола, устремив его к стене за спиной посетителя, и произнесла, так спокойно, как только могла говорить в подобной ситуации:
-Это я.

+1

4

Вне всяких сомнений, воздух, насквозь пропитанный цветочными ароматами, не действовал на Адриана положительным образом. Голова закружилась, не позволяя собраться с мыслями, а в горле скрутился неприятный ком, из-за которого хотелось кашлять, не переставая. Ему нужно немедленно выйти наружу, подальше от скоплений цветов. По-отдельности они выглядят симпатичными, да и пахнут неплохо, но когда их слишком много…
Адриан закрыл глаза и резко выдохнул, надеясь восстановить нормальное состояние и немного сконцентрироваться на волнующих его на данный момент обстоятельствах. Нужно дождаться, когда невысокая черноволосая девочка, по какой-то непонятной причине оказавшаяся за стойкой продавца, наконец-то соизволит привести к нему Звестасию.
Интересно, какая она из себя, этот Черный Бутон? Адриан слышал, что в ее ордене активно практикуют темную магию. Может быть, перед ним окажется молодая привлекательная ведьма, как вариант? Или, возможно, это будет бравая воительница, по лицу которой будет заметно, что она побывала не в одном сражении? Или? Или?
И вообще, интересно, сколько ей лет. Скорее всего, где-то шестнадцать-семнадцать, как и самому Адриану. Или девятнадцать-двадцать, тоже неплохо, можно сказать, даже лучше. Иначе какой смысл брать в предводители целого ордена девушку, которая, к тому же, еще даже не познала мир до конца? Нет. Не зря же орден Черной Розы является едва ли не самым сильным. У него просто обязан быть сильный лидер, такой, в чьих способностях не сомневался бы ни один человек, имеющий хоть какое-то представление о войне и сам непосредственно принимающий в ней участие. А уж чернь вообще должна благоговеть перед Бутоном, кланяться ему в ноги и не сметь заглянуть в глаза. Не зря же у ордена есть предводитель?
Ну, нет. Насчет последнего он явно преувеличивает. Это все пережитки феодального прошлого, которые в настоящий момент можно встретить лишь в книгах, повествующих о средневековых устоях. Похоже, Адриан слишком много их прочитал, думая теперь, словно сам оказался в древней эпохе. Но нет, на дворе все тот же двадцать первый век, новейшие технологии… но сейчас – и рыцари. Тоже.
Каждому рыцарю необходим свой господин. Но идеальных предводителей не существует. Все-таки вряд ли мир когда-то увидит лидера, словно пришедшего из Утопии: ведь каждый король и вождь несет в себе какие-либо изъяны. Без этого просто никуда не деться. Разве жизнь не была бы слишком скучной, не будь в книгах злодеев, а в мире – грехов?
- Это я.
Слова темноволосой девочки, несколько самоуверенно смотрящей на него снизу вверх, словно вывели Адриана из транса, спустив на землю с небес. Парень негромко кашлянул, в полнейшем изумлении и шоке изучая взглядом незнакомку… хотя, похоже, теперь уже нет, благо он знал и ее имя, и фамилию, и подробности биографии и, похоже, даже положение в обществе.
«Бутон?...»
Удивление постепенно отступало, освобождая место негодованию. «Каким образом? Эта ваша хваленая Книга совсем потеряла рассудок, устанавливая на такую важную должность, да еще в такой серьезный орден малолетнюю девчонку?» Нет, это просто возмутительно. Она же наверняка даже не умеет обращаться с мечом. А как она будет принимать важные решения? В ней вполне может заиграть переходный возраст, истерики, упрямство. Ну как, как человек в здравом уме мог поставить ее на такую должность? А, точно, Книга же не человек и вовсе…
- Адриан Дей, - он представился, смотря на Звестасию сверху вниз и внимательно изучая ее взглядом. – Новоиспеченный Белый Бутон. Приятно познакомиться.
Пусть эта малышка с первой встречи знает, кто перед ней стоит. Впрочем, сейчас он не будет раскрывать все карты, но в общем-то: смысл прятаться? По крайней мере, пока.

+1

5

Под пристальным взглядом странного парня девушка чувствовала себя как под прицелами сотни винтовок, но старалась не подавать виду. Должно быть, что-то подобное ощущали люди, безвинно приговоренные к расстрелу во времена Советского Союза, о котором не так давно рассказывали на уроках истории в школе.
Не важно к сожалению или к счастью, но определенный талант врать и притворяться в ней был еще с рождения, а за последний месяц Звести вообще довела степень своего контроля над внешним выражением эмоций до состояния, близкого к совершенству. Оставаться бесстрастной тогда, когда хочется рыдать, особенно если ты – четырнадцатилетняя хрупкая дева – это ли не истинное искусство? А совсем не то, что творит папа…
Эта шальная, легко промелькнувшая в голове, совершенно детская мыслишка заставила губы девушки растянуться в легкой, даже насмешливой улыбке, по печальному стечению обстоятельств пришедшейся именно на тот момент, когда незнакомец представился, как Белый Бутон.
Звестасия почувствовала, что ее щеки собираются залиться краской, и огромным усилием воли остановила этот процесс. Он – Белый Бутон, а она насмешливо улыбнулась именно в тот момент, когда он представился. Прекрасно, Звести, просто прекрасно. Даже и не думай о дружбе с этим человеком теперь! Хотя, ты и не думала…
Нужно было что-то делать. Нужно было искать выходы из положения, применять дипломатию, хитрость, словом, все то, чего девушка не имела. Хуже всего, нужно было говорить. Эти постоянные разговоры раздражали и совсем лишали сил, она еще не начала дискуссию, а уже чувствовала себя опустошенной.
«Белый Бутон! ...Как он сказал? Адриан Дей. Хм, он выглядит сильно старше меня, и сильно злее. Разве Белые не должны быть милыми и добрыми? Нет, только не этот. Как? Книга сошла с ума?! Нужно успокоиться и собраться с мыслями, ну же. Не упади в грязь лицом!».
Сейчас девушке сильнее всего хотелось отвести взгляд он неестественных изумрудных глаз Адриана и посмотреть на что-нибудь другое, настолько тяжелым и давящим было выражение лица парня, с которым он смотрел на бедную де Марнион, но она чувствовала шаткость своей позиции в этом разговоре и силу своего оппонента, и боялась окончательно проиграть. В конце концов, она – Бутон, более того, Бутон Черной Розы, одного из самых удивительных, таинственных, и, без ложной скромности будет сказано, сильных орденов, а значит должна соответствовать этим эпитетам. Кроме того, в глубине души Звестасия уже любила свой орден, пусть и еще не знала почти ни одного из его членов.
Поэтому, собрав в кулак всю свою жалкую волю и самообладание, призвав на помощь все силы, какие только теплились в ее хилом тельце, она заставила усмехнуться не только свои губы, но и взгляд, и произнесла, с типичным для нее трудом выдавливая из себя каждое слово, но неизменно вкладывая искусно сыгранную тонкую насмешку и невероятную силу в каждый вылетавший из ее уст звук:
-Приличные юноши предупреждают, прежде чем явиться к девушке в дом.
И, вполне удовлетворенная результатом своей отваги, она изысканно откинула локон распущенных волос назад и отвела взгляд, нагнав на лицо мрачное выражение, казавшееся ей типичным для Черной Розы.
«Друзьями нам не быть, но помыкать собой Звестасия де Марнион не позволит. Все-таки, я Черный Бутон. И нечего смотреть на меня сверху вниз, это смущает!»

0

6

События раскладывались совершенно иначе, нежели ожидал Адриан, что не могло не напрягать и даже сильно портить настроение. Бравая воительница, с которой у них сразу завяжется деловой разговор – чего-то подобного он ждал, но уж никак не того, что подбросила ему судьба.
Предводительница одного из самых сильных орденов оказалась… ребенком. Самым настоящим ребенком, которого прямо на данный момент жизни преследовали такие неприятные вещи, как переходный возраст, а как следствие, – полная неспособность контролировать себя, свои эмоции и выводы из окружающего мира. Ее характер даже не сформировался до конца, эта девочка может принять решение, которое подставит под угрозу весь орден. А всему виной будет ее неопытность и чрезмерная самоуверенность, которой обладает множество детей в ее возрасте! Вот как можно ставить этого младенца на важную должность? Это все равно что посадить на пост премьер-министра двадцатилетнего юношу, который даже не получил высшее образование, и призвать к управлению страной!
Вариантов остается всего два. Либо эта всемогущая Книга и правда набирает воинов Роз в совершенно рандомном порядке, либо… Либо в Звестасии действительно есть нечто особенное, чего нельзя ни в коем случае упускать из внимания.  Не зря же орден Черной Розы считается самым загадочным орденом, не лишенным хитрости и собственных секретных приемов? Его воины-чернокнижники вполне могут действовать исподтишка, нанося удар ножом в спину или выстраивая коварные планы, пока за ними не следят. Нет, этой девочке нельзя доверять, ни в коем случае нельзя. Однако же, можно сделать вид, что Адриан не имеет к ней никаких претензий и не прячет от нее тайн, тогда вполне возможно выведать у Звестасии не только собственные секреты, но и важную информацию, касающуюся ордена Черной Розы…
Адриан скользнул взглядом по девочке, окинув взглядом ночную сорочку, фасон которой позволял убедиться в отсутствии у Звестасии какой-либо мускулатуры и хорошей физической формы. Из чего можно было сделать вывод, что она не уделяла достаточно времени как спортивной подготовке, так и тренировкам в обращении с оружием. Но полностью беззащитным Бутон тоже быть не может, значит, у де Марнион, несомненно, должен быть свой козырь, который она сможет успешно применить во время сражения, когда никто не ждет от хрупкой девочки проявления какой-либо силы.
- Приличные юноши предупреждают, прежде чем явиться к девушке в дом.
Адриан негромко рассмеялся, продолжая изучать девочку взглядом. Ниже его чуть ли не на две головы, она лишь смотрела ему в ответ глаза в глаза, что, впрочем, ничуть не смущало парня, для которого зрительный контакт никогда не был большой проблемой.
- Ах, милая Звестасия, ты, конечно же, права. Какая бестактность с моей стороны! – он вновь усмехнулся, но на этот раз про себя, облокотившись на стойку продавца. – Но, может быть, как хозяйка дома, ты все же впустишь гостя внутрь? Тем более, в будущем нам предстоит еще встречаться.
Адриан чуть кашлянул, прикрыв рот тыльной стороной руки. Ему нужно поскорее выбраться из помещения, сплошь заставленного цветами: не стоит зарабатывать себе аллергию.

+1

7

"Вот только я могу пойти на рынок и зайти на чей-то участок!"
"А здесь довольно мило, правда так далеко я в прошлом не заходила. Не видела я этот особняк, а жаль..."
Пелагея всё шла и шла вдоль забора, оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к каждому шороху. За время прибывания вне родительского дома, девушка научилась быть внимательной к окружающим её обстоятельствам, но она так и не научилась быть более аккуратной.
Пока Пелагея оглядывалась по сторонам, она совсем забыла о том, что нужно смотреть под ноги, и споткнувшись о камень упала на землю, сильно ударившись.
-Матерь Ёжикова!Как всегда в своём репертуаре!-бурчала себе под нос Пелагея, вставая и отряхиваясь.
"Стесала себе подбородок и локоть, ну да, как это я, и без синяков и ссадин?!"- думала девушка ощупывая ранки.
Вдруг Пелагея увидела движение в окнах особняка. Не долго думая, девушка перебралась через оградку и отправилась поближе к окну в котором она видела людей. Оглянувшись она заметила, что могла вполне спокойно зайти через калитку, но теперь это не имело особого значения.
"Хммм... цветочная лавка... может зайти и познакомиться? Мне новые знакомые никогда не помешают."
"Только...он представился новоиспечённым белым бутоном?... Что это за бредятина? Хммм... интересно... "
Девушка продолжила стоять и подслушивать,при этом стараясь ни за что не зацепиться, уж она то может падать на ровном месте.

Отредактировано Пелагея Лулон (2013-11-10 00:03:57)

0

8

В романтических романах, которые Звести так любила читать, рыцари, прежде чем явиться к девушке, слали ей сладкоголосые записочки, где назначали тайное свидание в полдень за замком.
И тогда, едва закончив завтрак, юная леди, облаченная в воздушные одежды, с волосами, убранными лишь легким чепцом, босая и прекрасная в своем юном сладострастии, выбегала на балкон, под которым ее уже ждал юноша в доспехе и с нежной алой розой в бронированной перчатке.
Но в ее истории роза была не алой, а белой, перчатки «рыцарь» не носил, на ней не было ни чепца, ни сладострастия, да и само свидание имело совсем не романтический характер. Он пришел к ней с войной, и это было видно по его надменному взгляду и насмешливому тону разговора. Адриан Дей.
Мужчины всегда такие… самовлюбленные. Слишком многие из них считают себя выше и лучше женщин, слишком часто их аргументом в споре становится половая принадлежность оппонента, слишком много в этих существах неосознанного сексизма и гордыни. Звести не любила мужчин, впрочем, она была еще слишком юна и сосредоточена на своем внутреннем мире, чтобы думать о своих предпочтениях в предметах романтических переживаний.
«Мужчина» не значит «рыцарь». Кроме одного, мысли о котором она тщательнейшим образом гнала от себя, и голос которого всеми силами старалась не вспоминать.
Устало вздохнув, девушка нехотя оторвала взгляд от вазы с белыми розами (совпадение? Она уже начинала сомневаться в этом), и уставилась  за спину Адриана.
Как же ее раздражала, нет, бесила его манера говорить. «Милая»? Такую девушку, какой была Звести, можно было описать сотней эпитетов, но она уж точно не была «милой». Да и что это за вальяжность, что за раскованная поза, какого черта этот парень вообще прикасается к вещам в ее доме без спроса?!
Гнев вскипел в груди, и она почувствовала, как ее рука тянется к той самой вазе. Розы – не оружие, но вряд ли напыщенному парню понравится, когда их шипы украсят его нежные щечки полосами.  Как посмел этот человек заявиться к Бутону враждебного ему ордена вот так просто, даже не постучав в дверь (о том, что она находилось в лавке, девушка в пылу гнева подзабыла), как смеет он смотреть на нее, на нее, Звестасию де Марнион, снизу вверх? Кем он вообще возомнил себя, и неужели думает, что она не сможет поставить этого напыщенного индюка на место?!
Бледные пальцы нервно схватили стебелек розы, горделиво смотревшей в потолок плотно сжатыми нежно-белыми лепестками. Звести вздрогнула, почувствовав, как шипы вонзились в ее руку, и вместе с этой резкой болью испарилась и вся ее ярость, сменившись легко промчавшейся по груди волной страха. Верно. Боль. Что будет она делать, если из царапин Адриана пойдет кровь? Это будет провал.
Не задумываясь более ни на секунду, де Марнион вынула цветок из воды, и со спокойным, даже безразличным лицом протянула Адриану.
В ее голове за несколько мгновений родилось несколько сотен планов, из которых она никак не могла выбрать лучший. Она – не воин, и этот парень легко вырубит ее ненавязчивым ударом по затылку. Ей нельзя его провоцировать. Нужно держать себя в руках.
-Значит, в нашем сегодняшнем разговоре я буду принимающей стороной.  Добро пожаловать в особняк де Марнион, дорогой гость, и чувствуйте себя здесь как дома. Я надеюсь, вы примите мой небольшой дар, в качестве извинения за мой непотребный вид и мое невежливое приветствие, и примите во внимание тот факт, что мой дом - не поле боя..
Не глядя на реакцию Адриана, она вложила розу в его руку, с самым загадочным и женственным выражением лица, какое только умела придавать себе.
Каждое слово отдавалось в ее голове тяжелой психической болью, однако молчать она была не намерена. Не сегодня. Не перед ним. Пришел к «Черному Бутону»? Не она дала себе это имя, но раз уж ее так назвали - придется соответствовать!
-Если бы это было прилично, я попросила бы у Вас пятнадцать минут, чтобы совершить туалет, но я не намерена проявлять невежливость снова, оставив Вас в одиночестве. Не хочу, чтобы в рядах очень любимой мною Белой Розы заговорили, что я невежлива и груба с гостями. И заранее прошу простить меня за состояние моего дома. Почту за честь принять Вас здесь… господин Дей? Могу я звать Вас подобным образом?
Хотя она и искала способ как-нибудь осадить Адриана за его насмешку, в ее словах не было ни злой иронии, ни грубости. Бедная девушка действительно чувствовала себя подавленной в присутствии этого парня, и была не готова называть его просто по имени. Она слишком хорошо осознавала разрыв между ними - как уже упомянутый физический, так и явный психологический, понимала превосходство зрелого и язвительного парня над маленькой и ранимой собой. Ей хотелось убежать в спальню и завернуться в одеяло, более того, хотелось вообще перестать быть Розой, закончить всю эту треплющую нервы магическую чепуху. Но вернуться обратно к повседневной жизни? Ни за что.
Краем глаза Звести заметила движение за окном лавки, но не стала обращать внимание. Хватит ей и одного незваного гостя..
Выйдя из-за стойки, она изящно присела в легком реверансе, стараясь выглядеть как можно более женственно, и спрятала обе руки за спиной, не зная толком, куда их лучше деть.
-Не желаете ли продолжить обсуждение нашей маленькой Войны в более приятном месте? Здесь слишком много цветов, и мне скоро станет совсем нехорошо.
И, опустив голову и уставившись на свои ноги, девушка тщетно пыталась восстановить дыхание и наскрести сил на продолжение демагогии, которую с недавних пор возненавидела всей душой.

0

9

Начало игры
Прохлада легко окутывала мир, заодно освежая ещё не совсем проснувшуюся девушку. Да и сам мир только-только просыпался, разлепляя сонные глаза. Это касалось как людей, так и всего во круг. Утро нового летнего дня, многие ещё не вылезли из постелей, покуда другие уже во всю трудились, словно пчёлки. И машины во всю носились по дорогам, и люди спешили на пешеходных переходах... Но всё равно все во круг были сонными, ленивыми, заспанными. Ну а солнце всё ещё держалось у горизонта, видно, тоже не хотя вырываться из тёплых объятий облаков. Странно, ведь сегодня пасмурно, так почему не перебраться на соседние облака? Может, они холодные?.. Эх, кто их знает, облака эти. И солнц тоже кто знает, может, ему просто лень, может, оно капризничает сегодня. И правда - кто знает, что солнце это и правда просто сгусток энергии и частиц, парящих в безвоздушном космическом пространстве? В этом мире всё бывает... Медленно идущая по тротуару Айвадит убедилась в этом буквально недавно.
В ушах незаменимые наушники играли любимые незаменимые песни одной из задушевных групп девушки, опять вознося её в мир грёз своими мелодиями, даря вдохновение, успокаивая, но одновременно пробуждая. Столь полюбившейся ей колорит яркости и гармоничности, резкости и плавности в их песнях уже вряд ли что-то заменит. Но Айв всё же вытащила один наушник, чтобы слышать заодно и окружающие звуки - ведь она наконец-то отошла от дороги. Вот, уже слышно пение ранних птиц... У скамейки, на которой дружелюбная старушка кормит воркующих голубей, на деревьях, где шорох листьев перемешивается в перекличками воробьёв, и даже где-то в отдалении каркнула ворона. А плейлист опять включил песню яркую и энергичную, где-то даже яростную... Великолепное начало утра, великолепная встряска - бодрость обеспечена. Тем более, что бодрость ей сейчас нужна, ведь именно для этого она не стала включать все песни подряд, а только группы.
Айвадит легко могла бы поехать на автобусе. Могла бы. Но не захотела. Она любит ездить, тем более на автобусах, но сейчас хотелось чувствовать наступившее лето каждой клеточкой организма, окунуться в него с головой, пускай, как обычно, и захватив заодно и музыку. Пускай это современные технологии создают подобные песни, но это уже часть мира, часть души - разве не так? Так что "окунание" с музыкой можно простить. Потому она и не хочет ехать, даже если путь занял уже полчаса. Правда, если бы девушка шла быстрее, то прошло бы только десять минут, но куда спешить? День то только начался!
Да и не хотелось приходить туда слишком быстро... Она бы и вовсе не пошла, но есть такое слово "надо". К тому же, "не хочется" - это с какой стороны посмотреть. Угол обзора на разные вещи успел поменяться за время этой замечательной прогулки раз десять, наконец, склонившись к тому, что нужно просто не думать и получать удовольствие от того, что происходит сейчас, а не от того, что произойдёт в будущем. Жить настоящим, проще говоря. При этом этот угол обзора в наглую решил это сам, не спросив мнения у хозяйки. Ну и хорошо, так даже куда лучше. Но и прибытия не избежать... Прямо сейчас.
Черепица дома и кусочек из красного кирпича возникли внезапно, прямо за очередным поворотом, затерявшимся в зелени. Словно идешь по сказочному лесу и не знаешь, чего же ожидать в следующую секунду. Конечно, Айвадит то знала чего ей ждать, но хотела сохранить таинство момента, потому даже слегка ахнула. Наиграно или нет - не поняла даже сама девушка.
Дом и правда был не очень большим, но красивым, по мнению новоиспечённой белой розы. Строение давно не видывало умелых рук мастера, но от того девушку он привлекал даже сильнее - именно таким должно быть убежище одинокой торговки цветами, живущей в своём собственном мирке. Так ведь?.. Только торговка уж больно знакомая... Конечно, издалека не разглядишь, потому Айвади решила не стоять уже на месте и подойти по ближе. А где же... Началась было почти самая первая осознанная мысль девушки за всё утро, как она запнулась и даже остановилось. Сомнений быть не может - девушкой за стеклом являлась никто иная, как Звестасия де Марнион, недавно назначенный чёрный бутон. Их нельзя было назвать подругами, разве что просто знакомыми, которые при встрече могут перекинуться парочкой слов. А могут и не перекинуться - всё от настроения зависит. Но поразило девушку больше другое. Мужчина - а это точно был мужчина - стоявший спиной к Айвадит и беседующий с Звестасией, уж больно напоминал Маккарти того, кого она искала. И напряжение, царившее между этими двумя, явно нарастало с каждой секундой, грозя перерасти в стычку бутонов. Только бессмысленных разногласий в самом начале войны нам не хватало! Отчаянно подумала девушка, буквально врываясь в лавку. Получилось у неё это случайно - Айв слегка запнулась о камень, потому открыла дверь с излишним шумом. Правда, на оплошность вряд ли обратят внимание, а вот привлечь внимание она сможет.
И вот он - Адриан. При взгляде на белы бутон у Айвадит опять ёкнуло в груди. Но это совсем не то, о чём вы бы могли подумать. Маккарти не испытывала к этому парню особо положительных чувств, боле того - слегка волновалась и побаивалась рядом с ним. Он казался слишком... Отстранённым. Возвышенным. Презирающим всех стальных. Это раздражало и одновременно пугало те добрые душевные качества, что были в Айвадит, загоняли в тупик. Как модно быть... таким? Но не уважать Адриана было нельзя - у него уж точно были хорошие навыки стратега, и просто отличные навыки бойца. Ведь в противном случае Маккарти не попросила бы его потренировать девушку, еле как преодолев своё смущение веред общением с незнакомцами? И выбрала она его не просто так, ведь в строении тела, а непосредственно рук, они были похоже, однако, меч в руках Дея буквально летал, а сила и резкость движений поражала, чего никогда не было у девушки. Вот и...
- Адриан?.. - всё же слегка очумела Айвадит. Неожиданно было то, что тут была Звестасия. Вместе с ним. Хотя, чего странного, просто решили бутоны познакомится... И это знакомство нужно было срочно останавливать, чтобы всё это не вылилось в "приветственное сражение". Кивнув Звестасии в знак приветствия, как делала это всегда, Маккарти повернулась снова повернула голову к объекту поисков. - Извини, если отвлекаю.. Я икала тебя, мне сказали что ты тут, вот и... - тихо проговорив первую часть предложения, девушка слегка запнулась, подбирая слова. К этому её окружение уже должно было привыкнуть, ведь она постоянно себя так вела. - Хотела попросить тебя потренироваться. Прост что так внезапно, просто тот приём, что ты мне показал вчера... Мне кажется, я всё же что-то делаю не так, - наконец-то закончила девушка, всё же проходя внутрь и тихо прикрывая дверь, не создавая излишнего шума. Даже колокольчик на двери звякнул еле-еле, словно ветерок пошевелил.

0

10

Эта маленькая отчаянная девчонка, видимо, возомнила себя второй Жанной Д’Арк, решив ступить на тяжелый путь предводителя, тогда как в любом уважающем себя ордене главой должен быть человек с опытом, умом, умением принимать верные решения и какой-никакой физической силой. Судя по тому, что Адриан успел услышать о Звестасии, и по тому, что он увидел сам, ни одним из четырех важных качеств она не обладала. Хотя, впрочем, выражение «решила ступить на путь предводителя» здесь немного неуместно, потому что вряд ли девочка выбирала свою судьбу, раз и Адриану указала на должность Бутона таинственная Книга. Ну, хоть в чем-то она хотя бы не ошиблась: едва пробыв на важной должности всего день, парень сразу убедился в том, что стать главой ордена было предначертано ему судьбой.
Впрочем, на уменьшенную копию Жанны девочка явно не тянула ни внешне, ни внутренне. Вряд ли ее отличает сила духа и воли, вряд ли она сможет сражаться и повести за собой орден, вряд ли о ней даже вспомнят, когда какой-нибудь неопытный малец заколет ее шпагой в бою, так и не получив ответного удара. Книге не просто не стоило ставить ее на должность Бутона, она в принципе не должна была брать Звестасию на Войну Роз. В одном только облике предводителя обязана видеться сила – как физическая, как и духовная. Народ пойдет только за истинным лидером, кого-то другого же в лучшем случае будут презирать или покрывать насмешками, в худшем – его свергнет кто-то более способный к управлению.
А как же хваленый ум и коварство Черных роз? Где же он, где его можно различить в облике невысокой замкнутой Звестасии, которая каким-то невероятным образом оказалась в ордене чернокнижников? Та милая деланная улыбка, из под которой сочился трудно скрываемый яд, была лишь жалкой пародией на темное обаяние Черных роз.
В голосе Звестасии не просто была различима язвительность: он был переполнен ей доверху, выплескивающейся наружу в бессмысленной попытке уколоть побольнее. Впрочем, если она хочет, чтобы Адриан поверил в то, что за ее же слащавой жеманной улыбкой не прячется никакой плохо скрываемой иронии и раздражения, пусть верит, ему-то какое дело. Похоже, сейчас от него требуется подыграть ей?
- Как приятно! Я уже и не ждал, что в стенах этого дома меня оценят по достоинству, но, похоже, я глубоко ошибался. Сердечно благодарю тебя за оказанное мне гостеприимство, дорогая Звестасия, - Адриан растянул губы в улыбке, немного снисходительно смотря на собеседницу сверху вниз. Едва он произнес эти слова, как его руки коснулось нечто прохладное и испещренное острыми шипами, впившимися в кожу, стоило ему сжать пальцы. Белая роза? Какая ирония.
Хотя, впрочем, если бы по дороге к дому он прикупил бы букет черных роз, это было бы очень неплохо. Оригинальный подарок для еще более оригинального бутона.
- Не стоит, - легким движением руки Адриан вплел розу в темные волосы Звестасии и слегка опустил голову набок, словно любуясь видом девушки. – На память обо мне.
Флегматично наблюдая за тем, как мокрые капли с только что вынутой из воды розы стекали вниз по темным прядям, белый Бутон (как же приятно было называть себя так!) немного отклонился в сторону, не интересуясь ответной реакцией на жест, явно не присущий двум только что познакомившимся людям.
Тем временем, Звестасия, ничуть не смущенная, продолжала возбужденно щебетать, словно растревоженная птица. Чего она собиралась добиться деланно-милым слащавым тоном, который вроде бы должен был звучать с уважением и дружелюбием, но непроизвольно являлся им полной противоположностью? Неужели она думает, что ей кто-то поверит? Возможно, она и впрямь принимала Адриана за полного идиота – ему нечего ее судить, ведь он сам относился к девочке почти так – но даже круглый дурак различил бы в ее словах нечто неестественное, особенно ярко выделяющееся после взгляда, переполненного яростью и огромным раздражением, с которым Звестасия смотрела на него несколькими минутами ранее. Разве хоть кто-то будет ждать от девушки чего-нибудь доброго после таких выступлений? Возможно, разве что либо абсолютный идиот, либо чистосердечный добряк, привыкший видеть в каждом только хорошее. Но, в любом случае, ни к одному из этих типов сам белый Бутон не относился. Возможно, Звестасия будет разочарована?
Стоп. Она назвала его господин Дей? Что, ей не хватило той кипящей слащавости, разрывавшей ее изнутри минутой ранее? Ей хочется еще? Ну, что же, пусть будет так.
- Сравнивая с остальными детьми твоего возраста, у тебя приятные манеры, - чуть прищурив глаза, Адриан вновь растянул тонкие бледные губы в улыбке. – Сколько тебе лет? Двенадцать?
А и правда, ему было интересно узнать, с какого же возраста ребенок может стать Бутоном. Остается надеяться, что Звестасия на самом деле хотя бы немного старше, чем выглядит внешне, потому что тогда можно было бы вообще усомниться в том, что Книга делает выбор не в рандомном порядке. Хотя, впрочем, чего далеко ходить – орден самого Адриана был основан мальчиком в возрасте десяти лет. Поэтому-то он славится своей чистотой, добротой и мягкостью?
Впрочем, весьма забавное столкновение. Белый и Черный Бутоны, абсолютно не соответствующие принятым в своих орденах порядкам. Дея нельзя было назвать особенно великодушным и благородным предводителем и чистосердечным человеком с добрейшей душой. Жизнь представлялась ему одной особенной системой, в современном жестоком мире которой, увы, нет места добру и справедливости. Здесь правят деньги, внешний облик, всем заправляют высшие слои общества, а на внутренние качества большинству людей плевать. Как ни прискорбно, но так было и будет всегда. Люди не изменятся. Вряд ли найдется где-нибудь своя Мать Тереза с абсолютно чистой и безгрешной душой, которая не развалится под натиском темных безжалостных сторон людского характера. Вряд ли светлый человек, осознавший, что со всех сторон его окружают бесчувственность, холодность и бессердечие, станет жить с этим, молча перенося все, что сливается на него, словно кипящее масло со средневековых донжонов. Жизнь дана человеку, чтобы яростно бороться за собственное счастье, прилагая к этому невероятные усилия: иначе его просто-напросто затопчут, столкнут в океан с отвесной скалы.

…Из своеобразного транса Адриана вывел знакомый голос, словно отзвук далекого журчания ручья, который плавно развел в стороны неприятную атмосферу раздражения и негатива, потрескивающим грозовым облаком нависшую над застывшими напротив друг друга Бутонами, готовыми вот-вот сорваться с цепи и высказать все, что у них на уме. Кэйтлин Маккартни, она же Айвадит – молодая Расцветающая белая Роза, подающая огромные надежды и одним своим видом вызывающая симпатию. Узнав о том, что девушка не слишком хороша в сражениях на мечах, Дей сразу же вызвался помочь ей с тренировками – разумеется, только с целью того, чтобы вывести на новый уровень ее навык.
- Кэйтлин, - Адриан вновь улыбнулся – на этот раз искренне. – Какой сюрприз. Ты, наверное, знаешь Звестасию де Марнион, Бутона ордена Черной Розы? Ах, в любом случае, нам действительно стоит потренироваться еще раз. Быть может, прямо сейчас?
Он повернулся к Звестасии, стоящей в стороне, и негромко охнул, словно позабыл нечто очень важное.
- О, дорогая Звестасия, надеюсь, вы извините меня, если мы с Кэйтлин отлучимся? Думаю, на нашей приятной беседе это никак не отразится.
Вновь изящно развернувшись, Адриан опустил одну руку, слегка сжав кончиками пальцев рукоятку меча, как обычно, висевшего у него на поясе. Он привык брать с собой оружие, а уж теперь, когда он занял должность Бутона, оно просто необходимо – иначе что он будет делать, если на него нападут по дороге домой?

0

11

Когда раздался звон колокольчика у входной двери, девушка нервно вырвала чертову белую розу из волос, при этом неловко неловко выдернув пару десятков волосков и дико пожалев об этом, и нервно швырнула обратно в вазу с водой. Затем она так же стремительно убрала растрепавшийся локон за ухо, и повернулась к входной двери, вернув лицу привычное равнодушное выражение, хотя ее душа сейчас пылала диким и даже неприятным счастьем.
Кто бы мог подумать, что спасение придет извне, и им окажется… Кэйтлин?!
Вот уж действительно, тонкая шутка, дорогая Фортуна!
Она не могла точно сказать, что чувствует к этой даме. Хотя они были не слишком хорошо знакомы, по какой-то невероятной причине Маккарти была одной из тех личностей, которые невольно вызывали в Звестасии симпатию, и это всегда заставляло ее опасаться – но только не в случае с этой девушкой. Должно быть, Звести просто испытывала какое-то фетишистское пристрастие к рыжим людям, хотя и звучит подобный факт не слишком лицеприятно.
При этой мысли в ее голове возник еще один образ. Кассандра. Девушка, о которой де Марнион почти забыла на эти несколько дней, а тут вдруг поняла, что дико соскучилась.
Захотелось взять и позвонить ей, услышать ее голос, вечно вселяющий непонятную надежду на светлое будущее, и снова увидеть ее бодрую улыбку. Вот, казалось бы, не менее неподходящий ей человек, чем Адриан, а, тем не менее, насколько близкий и важный!...
…Представив, как где-то посреди Булочной несчастная Касс стоит, и задыхается от икоты, Звести нервно отогнала от себя мысли о ней, оставив на всякий случай твердую решимость предложить ей встретиться буквально сегодня же – и попыталась вернуться к разговору, происходившему между Айвадит и Деем.
Эти двое обсуждали что-то… чертовски интересное.
Вдруг, с трудом найдя в себе на то силы, Звестасия заставила себя оторвать взгляд от пола, и посмотреть на Адриана, точнее, на его пояс.
Серьезно… меч?!
Это было просто невероятно. Такая отвратительная, змееподобная, смердящая личность, как господин Дей, и с таким великолепным, рыцарским оружием? Нет, должно быть, это муляж, глупая шутка, насмешка над всеми теми, кто тратил всю свою жизнь на обучение владению мечом, кто заседал за Круглым столом, кто верно служил своему королю, кто… господи!
Девушка почувствовала, что близка к обмороку, и, сделав невольный шаг назад, оперлась руками на стойку.
-О, дорогая Звестасия, надеюсь, вы извините меня, если мы с Кэйтлин отлучимся? Думаю, на нашей приятной беседе это никак не отразится.
-Идите, – на автомате ответила девушка, не вдумываясь в слова Адриана, но потом вдруг словно их смысл дошел до нее с некоторым опозданием, и она, утратив на мгновение весь свой самоконтроль, залилась краской.
-Ты и Айвадит?
Новая картина предстала перед ее глазами: на этом рисунке Адриан вдруг утратил всю свою грязь и змееподобность. Каким-то невероятным образом он вдруг стал рыцарем, нет, не просто рыцарем – Бутоном Ордена Белой Розы. Именно так, с заглавных букв, она и напишет его звание сегодня в свой личный дневник. «Бутон Ордена Белой Розы Рыцарь Адриан Дей сегодня сражался на моих глазах с Расцветающей Белой Розой Кэйтлин «Айвадит» Маккарти, и я словно ощутила себя на тренировке настоящих рыцарей из моих романов… Дорогой дневник, я не забуду этот день!»
-Я хочу с вами, - совсем по-детски прошептала Звести, но тут же прервалась, вспомнив, что она все еще боса и неодета.
И хотя в этот момент она была вполне готова пойти с этими двумя (почти)взрослыми прямо так, Звести хорошо понимала, что, если она припишет к той прекрасной фразе про сражение рыцарей «а я была гола как нищенка и боса как девка», то все ее очарование рассыплется, и вряд ли девушке захочется когда-нибудь снова перечитать этот лист.
Звести почувствовала, как в ней просыпается ребенок, у которого сейчас хотят отобрать билет на салют, а потому он вот-вот разревется и затопает ногами. Как же обидно, боги! Почему вы настолько жестоки с ней?!
Девушка закусила губу, боясь, что зарыдает прямо здесь, на глазах у Адриана – перед которым она хотела казаться взрослой (чего стоит его издевка про двенадцать лет, ведь она выглядит старше своих четырнадцати!), и перед Айвадит – к которой испытывала восхищение, как и, кажется, ко всем рыжеволосым девушкам. Показывать перед этими двумя то, какая она маленькая и слабая не просто не хотелось – это представлялось чем-то, подобным плахе.
И тут вдруг странная боль пронзила руку. Звести опустила взгляд и обнаружила, что, нервничая, случайно повернула свое обсидиановое кольцо острым сколом внутрь, и, сжав руку в кулак, чтобы не заплакать, случайно кольнула им ладонь. Не до ранки, слава богу, но ощутимо.
И с этой болью в ее голову пришла странная решимость.
Хотя Черный Бутон еще не понимала, что именно это было, она была уверена, что сейчас ее действиями и словами руководит что-то большее, чем она сама – что-то мудрое и великое, что сжалилось над ее детской, тщедушной душой. Может, Книга Роз? Или сам прекрасный обсидиан?...
-Идите, - уверенно произнесла Звестасия, правда, даже и не думая глядеть на своих собеседников. - Увидимся.

0

12

Группа Пелагеи у входа в особняк.
…Внезапно ветки розового куста, растущего у окон особняка, подозрительно зашевелились, несколько зеленых листьев упало на землю, и из самых глубин древесных переплетений выскочил маленький белый кролик.
Зверек прижался к земле, прислушиваясь, от чего его пушистые ушки вертелись из стороны в сторону, а носик немного подергивался, а затем резво подскочил, и пронесся кроличьей рысью через дорожку, ведущую ко входу, прямо к ногам притаившейся в сторонке Пелагеи.
Замерев возле девушки, малыш поднял мордочку и дернул хвостиком, а затем затоптался на месте, словно привлекая к себе внимание.
На шее у него был надет небольшой ошейник нежно-голубого цвета, к которому с одной стороны была привязана свернутая в свиток ветхая бумажка.
Животное еще какое-то время потопталось по носкам  туфель Пелагеи, а затем вдруг сорвалось с месте и резко бросилось за угол, к заднему двору особняка де Марнион, ясно давая понять, что девушке стоит последовать за пушистым гонцом.

0

13

Пелагея отлично знала что подслушивать чужие разговоры крайне неправильно, но зато как интересно! Девушка посмотрела по сторонам, она решила найти место где можно быть менее заметной. Вокруг было много цветов, но увы, в них не спрячешься. Пока Лула оглядывалась по сторонам атмосфера в помещении заметно ухудшилась.
"Они порвут друг друга в клочья, если только будет возможность. А может мне просто кажется? Не всегда у меня получалось понимать людей... особенно малознакомых"
Пелагея вновь посмотрела по сторонам, вроде всё оставалось как прежде, но тут девушка заметила движение не далеко от дома. По дорожке кто то шёл и видимо он просто наслаждался природой.
"Почему же я не могу идти туда куда мне надо? Почему я всегда сворачиваю куда нибудь не туда? Завидую я некоторым людям..."- девушка пристально вглядывалась в проходящую вдали фигуру, но ничего не смогла разглядеть,так как забыла очки дома.
Это оказалась девушка которая  начала приближаться и вскоре Пелагея поняла, что эта незнакомка намеревается завернуть сюда, именно в цветочную лавку.
"Чего и требовалось ожидать....ну и куда мне деться? Может раствориться? Эх...зайти в лавку не лучший вариант, но стоять тут на виду...ну уж нет!"
Девушка шагнула в сторону и прижалась к стенке дома.
Незнакомка приблизилась и тихо зашла в дом. Завязался диалог в который Пелагея внимательно вслушивалась. Немного погодя, она заметила некое движение в кустах и вскоре оттуда выскочил маленький кролик.
"Какая милашка! Что же ты тут делаешь?"-девушка пристально посмотрела на кролика и заметила голубой ошейник с запиской на нём. Как только она собралась наклониться к малышу, он тут же побежал в сторону заднего двора.
"Ну что же? Пусть будь что будет!". Стараясь быть как можно тише и аккуратней Пелагея последовала за кроликом и завернув за угол очутилась на заднем дворе.

0

14

Айвадит очень не любила прерывать чужие разговоры или вмешиваться в чьи-то дела - ей сразу становилось неловко, не комфортно в чужой обстановке, но, тем не менее, оня понимала, то на этот раз поступила правильно. Ведь стоило ей заговорить - как напряжение, буквально висящее в воздухе, сошло на нет. С чего это вдруг моё появление так на них повлияло? Изумилась Айва, недоуменно посмотрев на знакомых. Те были, кажется, не менее удивлены, да и реакция Адриана... Кэйт всегда поражало то, как отношение к людям может скакать и меняться, словно бешеное. Ещё секунду она немного побаивалась Адриана, а сейчас засмотрелась на его улыбку. Искреннюю, настоящую улыбку, что редко можно увидеть. Тем более улыбку Дея, который постоянно держится со многими людьми холодно и отстранёно, смотрит на них свысока, будто не признаёт их, будто он сильнее всех. И всё же были такие люди, к которым он относился совершенно нормально, которым улыбался. И Айвадит была именно одной из них, даже не смотря на то, что они познакомились совсем недавно. Это так... странно. Ведь девушке казалось, что она всё дольше привязывается к этому странному парню, хотя, если учесть что он учит её, это не так уж и необычно. Это не пугало, в отличие от мыслей, который порой посещали девушку: А вдруг другие Белые розы начнут ей завидовать? Конечно, "а если бы да ко бы во рту бы выросли грибы", но наживать врагов не хотелось. А может, Айви просто слишком возгордилась, ведь она всегда против своей воли продумывает все возможные варианты развития событий. Это порой бесило, раздражало, заставляло выть от путаницы в голове, от такого количества вариантов будущего... Даже сейчас она думала, что же будет дальше, всячески пытаясь отогнать эти мысли и сосредоточиться на происходящем. Слава Богам, что на данный момент с ней разговаривают напрямую, а то опять провалилась бы в свои мысли.
Голос Адриана как-то успокаивал, снимал ту возникшую неловкость, замкнутость. То ли от того что она всё таки не помешала их разговору и даже в какой-то степени помогла им, то ли из-за стойкого спокойствия и доброго тона главы Белых роз. Да, видимо, так оно и было... Что может привести в чувство лучше, чем одобрение своего командира, да ещё и учителя? К тому же, его слова, что он готов потренироваться хоть прямо сейчас, очень воодушевляла - всё таки Айвадит не зря проделала весь этот путь. По телу пробежала лёгкая дрожь, которая возникает у девушки перед любым сражением или тренировкой - возбуждение и волнение от предстоящей "битвой" хорошо читались в глазах девушки, которые будто загорелись решимостью. Вот только было одно "но". "Но", которое больно резало слух и душу, когда Адриан разговаривал. "Но", которая девушка всеми силами пыталась забыть, скрыть, спрятать ото всех, чтобы больше никто её так не называл. "Но", которое заставляло вспоминать прошлое.
Кэйтлин...
- Прошу, не называй меня.. по имени, - тихо попросила Айвадит, отводя взгляд. При первом знакомстве с членами белой розы - и Адриан там тоже тогда был - она уже просила всех, чтобы все обращались к ней "Айвадит", и не использовали имя. Разумеется, это была всего лишь просьба, так что никто не запретит говорить и "Кэйтлин", и "Маккарти", и ещё как... Да Айвадит бы, была бы её воля, записалась в книгу под псевдонимом, но тогда ничего не выйдет - это она не знала, а даже просто чувствовала. Это и правда огорчало.
А тем временем Звестасия слегка занервничала. Сначала не поняв, в чём причина, Айвадит уже готова была снова удивиться, как увидела лёгкий румянец на щеках Чёрного бутона, а вопрос девушки чуть ли не выбил Маккарти из колеи. О чём она там себе надумала?! Что за мысли посетили эту голову? Чёрт возьми, только бы тоже не покраснеть... Так как мозг, так любящий работать сам по себе, услужливо подкидывал Айве картинки не совсем нужного содержания. Вместо хорошего боя всплыла романтическая сцена, где они с Адрианом держатся за руки ц... Чёрт!
Айвадит резко тряхнула головой и выдохнула, хлопая себя рукой по щеке. Звук получился совсем не громкий, что несказанно порадовало. А в следующую секунду её чуть ли не одолела волна истерического смеха, даже дрожь по телу прошла, но Маккарти всё же удержалась. Ну, мозг, ну даёт! Любит же эта сволочь так... так.. Фантазировать! Всё же засмеялась девушка внутри себя, отворачиваясь к двери, чтобы не было заметно всё таки возникшего румянца. И в этот момент, за застеклённой дверью, она заметила какое-то движение, от чего сразу замерла, сжалась. Автоматическая реакция и словно сигнал в голове: "Враг!" заставил прийти в себя. Пара секунд Айвадит смотрела на тихое-мирное пространство перед домом, после чего облегчённо выдохнула. Кажется, просто животное... И вообще, чего это я вдруг так переполошилась?.. Наверное, в преддверии тренировки... Ох, точно, тренировка! Снова вспомнила о цели своего визита Ви, разворачиваясь.
Зветасия сейчас была похожа на калейдоскоп эмоций. Если только что её глаза светились интересом и желанием, то сейчас вдруг как-то разом опустели. Айвадит хорошо читала по глазам - вот только Адриан никак не поддавался этому чтению - и заметила столь резкую перемену. И это ещё при том, что она буквально пару секунд назад попросилась с ними, став просто любопытным ребёнком, которого что-то заинтересовало... Интересно, что же её остановило? Что заставило изменить своё решение? Эта война... то, что она Бутон чёрной Розы, и ей не положено по статусу? Что за глупости... Мы ведь все здесь ещё дети! Вновь подумала о плохой стороне войны девушка. Эта была не просто какая-то игра - тут всё сложнее и даже как то страшнее... Нету возможности делать того, чего хочешь. Нельзя получать полноценное удовольствие от происходящего. Зачем это всё вообще было придумано?..
А что же остановило Айвадит? Что помешало ей сказать, что Звестасия может пойти с ними? Ведь эти слова почти сорвались с языка... Страх увидеть реакцию Адриана? Ведь всё таки это действительно не игра. Они из разных бутоном, и показывать стиль боя врагу не самая хорошая идея... А ведь и правда жаль.
- До встречи, - вздохнула Айвадит, улыбаясь знакомой, и словно говоря "Не грусти, ещё насмотришься на эти тренировки. Война только начинается, всё сражения впереди!" Наверное, потому улыбка получилась слегка грустной... Ведь всё и правда только начинается, и это пугает. Ну а пока всё, что им остаётся, это готовиться и ждать.
- Куда мы пойдём? - спросила Айвадит, приоткрыв дверь и посмотрев на Адриана. Её голос стал увереннее, а глаза снова горели. Рукам не терпелось выхватить меч, спрятанный в ножнах за спиной. Вот он, азарт, вот оно, желание слышать, как поёт лезвие...

------------------>Футбольное поле

+1

15

Как в детстве, так и сейчас Адриан всегда выглядел старше своих сверстников. Он предпочитал болтовне с ровесниками общение с более взрослыми людьми на серьезные темы, всячески стремясь подражать им и казаться еще старше, чем есть. Нужно сказать, его старания не прошли даром, тем более, если учитывать, что его интересы всегда расходились с интересами детей его возраста, а мысли и взгляды на жизнь – особенно. Уже в десять лет, когда все остальные ребята и главным образом одноклассники Адриана обсуждали недавно появившиеся в магазинах новейшие компьютерные игры, он, словно книжный червь, буквально пожирал школьные учебники и взятые в библиотеке книги, причем, что самое необычное, делал это с каким-то особенным удовольствием, абсолютно не понимая ровесников, которые хором ныли по поводу скучнейших уроков. Да, были предметы, которые давались Адриану не слишком хорошо. К примеру, он никогда не обладал гуманитарным складом ума, нередко допускал ошибки во время изучения дополнительного языка, коим был французский, и страшно злился на себя за это. Порой ему хотелось бросить все на свете только из-за одной неудачи, когда неприятное настроение доходило до высшей точки, но даже самому себе он бы ни за что в этом не признался. Но, как бы то ни было, он продолжал усердно работать, сжав зубы и стараясь не обращать внимания ни на какие трудности и препятствия, которые могли возникнуть на пути. И, в конце концов, они принесли свои плоды. Адриан получил прекрасное образование, которое позволило ему попасть на обучение по желаемой профессии, которая обещает ему широкие перспективы в будущем. Его усидчивый характер и перфекционизм не раз помогали прокладывать свой путь вперед, что восхищало окружающих и давало родителям повод гордиться своим сыном.
Он выглядел старше своих сверстников во всем. Но была одна-единственная вещь, которая, пусть и на сравнительно небольшой промежуток времени, заставляла его глаза светиться восхищением, которое испытывает ребенок, способный восторгаться каждой мелочью, познавая жизнь. Рыцари.
Средневековье, рыцарские турниры, мечи, сражения, романтика, героизм – все это притягивало Адриана, тянуло за собой в великолепный мир романов, где разворачивались такие невероятные события, которых, казалось, никогда не произойдет в реальной жизни. Однако же, Адриан всегда хотел немного приблизиться к той эпохе, которую всегда обожал, поэтому он решил научиться сражаться на мечах. Но, так как подобных секций и быть не могло в крошечном N, вначале парню казалось, что его мечты непременно пойдут крахом. Спасительной соломинкой выступил его дядя, который бесподобно владел таким искусством. И вот теперь, после нескольких лет регулярных тренировок Адриан может похвастаться тем, что на этот раз он сам взял себе ученика, которому должен передать все, что знает сам. И, раз уж он вступил в Войну, тем более – на такую важную должность, он может опробовать свои навыки в деле. И, сказать честно, ему не терпелось дождаться подобного момента.
Вопрос Кэйтлин словно вывел Адриана из транса, вернув в реальность, раскрывавшуюся огромным цветком, окрашенным в радужные краски. Сладкая мечта наконец-то входит в жизнь. Хотя он и не был посвящен кем-то старшим как по возрасту, так и по положению, но все же он – рыцарь. Он владеет мечом не хуже, чем те, кто долгое время провел на Войне; а, может быть, даже вполне вероятно, что лучше. Так почему бы не сделать кого-нибудь из младших таким же прекрасным рыцарем, как он?
Кто-нибудь со стороны мог бы подумать, что Адриан – просто бахвал без доли скромности. Однако же, нужно признать, он действительно вполне неплохо владел мечом, сам прекрасно это знал и никогда не упускал возможности напомнить, как и об остальных своих достоинствах.
Очередная просьба Кэйтлин не называть ее по имени едва не вызвала у парня вздох. Зачем придумывать себе прозвище, если у тебя есть имя, данное при рождении? Тем более, такое нелепое и несвойственное простым ирландцам, как «Айвадит»? Почему она не хочет, чтобы ее называли так, как нужно? Этого Адриан, как ни силился, но никак не мог понять. И до тех пор, пока она четко не объяснит ему, какое же невероятное значение имеет для нее сей псевдоним, из его уст она не будет звучать никак иначе, как Кэйтлин.
- У нас есть примерно минут сорок на то, чтобы отработать некоторые приемы, которые у тебя пока выходят недостаточно хорошо, - протянул Адриан, не смотря на собеседницу, а послав взгляд куда-то вдаль, за ее спину. – Поэтому, чтобы не тратить время на поход к нашему обычному месту занятий, давай лучше поработаем где-нибудь неподалеку. Меч у тебя с собой, ведь так?
Сам он, произнося последнюю фразу, непроизвольно опустил руку на рукоятку своего оружия, висящего на поясе в ножнах, словно желая убедиться, что он все еще с ним. Привычка всегда носить меч с собой, даже отправляясь на банальную прогулку, сделала так, что парень ощущал себя с ним практически единым целым, особенно непосредственно во время тренировки.
Отходя к дороге, Адриан бросил взгляд через плечо на Звестасию, оставшуюся там. Нельзя сказать, что знакомство с ней было особенно приятным событием за день, однако же весьма полезным. Теперь он знает, что из себя представляет Бутон хваленого ордена Черной розы. Остается надеяться только на то, что предводители Алой и Голубой розы окажутся более достойными, можно сказать, равными соперниками. Ведь сталкиваться с теми, кто слабее тебя, совершенно неинтересно – победа не должна доставаться слишком легко, не так ли? Здесь не идет речь о завоевании одного Ордена другим, хотя… Кто знает, что случится в будущем?
Они недолго шли до ближайшего места, где можно было провести тренировку. Это была небольшая пустошь за зданиями, где их не мог заметить никто из граждан, кто не посвящен в дела Войны и может сильно удивиться молодому юноше и девушке, которые сражаются на самых настоящих мечах. Не следует попусту волновать простой люд, ведь так?
Знаком указав Кэйтлин отойти чуть подальше, он встал ровно напротив нее, четко смотря прямо в глаза девушке. Она – не соперник, а лишь ученица. Поэтому он должен преподать ей все, что умеет сам, а не нанести ущерб.
Звук, с которым меч извлекался из ножен, ласкал слух, а его лезвие сверкало в лучах солнца. И, едва оружие оказалось в руке, Адриан ощутил, что все, что ранее тревожило его, больше ничего не значит. Он – рыцарь. Он вновь в своей стихии.

------------------------->Футбольное поле

0

16

Группа Пелагеи позади Особняка
Убедившись, что его появление не прошло незамеченным, маленькое существо уверенно запрыгнуло на Джонни и припало грудкой к дереву, втягивая носиком воздух.
Его внимательные красные глаза, казалось, следили за каждым движением Пелагеи, словно зверек мог думать и действовать осознанно, логически, совсем как человек; а левое ушко меленько подрагивало, словно кролик был крайне занят своими размышлениями.
Но тут на его лапку нагло села маленькая блошка, будто он был совсем обычным кроликом, вполне пригодным для употребления в пищу. Она потопталась по белой шерсти, затем подпрыгнула, пересела на шею, и там, наконец, устроилась на завтрак. Зверек явно возмутился подобному использованию его очаровательного тельца, и принялся активно чесать шею задней лапкой, позабыв, очевидно, о своих тяжелых думах.
Но бедный кролик не заметил, как его лапка начала задевать записку на ошейнике, отчаянно болтавшуюся при каждом движении, и испуганно встрепенулся лишь тогда, когда бумажка оторвалась от ошейника и упала прямо к ногам Пелагеи (удивительное совпадение, не правда ли?).
Бумажка развернулась, и теперь было довольно удобно прочесть текст, написанный светло-голубыми чернилами:
«У подножия пня зарыто то,
Что ищет тебя, и, пусть найдет все равно,
Не бойся, красавица, руки марать,
Она слишком стара, чтоб тебя ей искать».

0

17

Оказавшись на заднем дворе, Пелагея увидела кролика сидевшего на старом пне. Крольчонок смотрел на девушку, но затем он встрепенулся и зачесался. Записка привязанная к ошейнику малыша упала прямо к ногам Лулон. Наблюдая за всеми этими действиями она была довольно удивлена, но всё же прочитала текст записки.

«У подножия пня зарыто то,
Что ищет тебя, и, пусть найдет все равно,
Не бойся, красавица, руки марать,
Она слишком стара, чтоб тебя ей искать».

"Не бойся руки марать? Я должна раскопать что-то?"- девушка начала нервно теребить  волосы на макушке. Ещё немного постояв и подумав, она перечитала текст вновь. На лице Пелагеи выражалась глубокая задумчивость. Затем девушка опустилась на корточки перед пнём. Джинсы недовольно треснули. Лула опёрлась одной рукой на пень, а другой попыталась взрыхлить землю, но затем она остановилась и задумалась.
" А что мне будет если меня обнаружат хозяева дома? Кажется, не многим нравится, когда у них что-то роют без их разрешения...Но всё же, наверняка хозяева и их гости ещё заняты беседой..."- девушка оглянулась и посмотрела на дом и часть переднего двора, что она могла увидеть из-за угла. Всё было спокойно. Лулон вновь попыталась снять верхний слой грунта, но земля была сухой. Пелагея осмотрелась в поисках лопаты или чего нибудь что помогло бы ей, но тщетно, ничего кроме нескольких розовых кустов она не увидела.
"Почему я не взяла рюкзак? Даже с тем же самым карандашом, было бы легче!..Точно карандаш!"  Девушка вынула из-за уха свой карандаш и начала делать им подкоп. Некоторое время спустя Пелагея уже полностью села на землю у пня, и копала обеими руками. Земля была грубой, но прилагая усилия девушка всё же смогла разрыть небольшое углубление.

+1

18

Когда стеклянная дверь лавки закрылась за спинами непрошеных гостей (интересно, они поняли ее планы?), Звести метнулась вверх по лестнице, резво забежала в свою комнату, и, защелкнув замок, кинулась к кровати.
Странное чувство не проходило, странное осознание усилилось, и девушка почти механически сорвала с руки кольцо-талисман, неосознанно подвергая себя опасности порезаться, но совершенно не отдавая себе в этом отчета. Всем, что было для нее сейчас реальным, было маленькое кольцо с почти расколотым камнем, и странный огонь в груди.
Сквозь приоткрытое окно в комнату ворвался прохладный ветер, разметав раскиданные по столу бумаги, тюль балдахина над кроватью и волосы хозяйки, все еще одетой в ночную сорочку и непричесанной. Тогда, спохватившись, она снова надела кольцо на палец, и, бросившись к шкафу, на ходу срывая с себя одежду, небрежно натянула ярко-синее летнее платье с кружевной кокеткой, едва прикрывавшее лодыжки.
Не менее небрежно расчесав волосы и неловко запрыгнув в босоножки, Звести вышла на середину комнаты, и наконец снова сняла талисман с руки.
Она не знала, что нужно делать, но чувствовала, чувствовала настолько явственно и четко, что была готова поверить во вмешательство в ее тело чужой, знающей души.
Крепко сжав кольцо в ладони, и для верности зажмурив глаза, она вытянула руку перед собой, и мысленно позволила поселившемуся в груди огню растечься по жилам.
Новый порыв ветра заставил всколыхнуться юбку ее платья, а ноги покрыться мурашками. Девушка взволнованно подумала, не слишком ли легко она оделась, но в голове внезапно повисла пустота, которую она не могла прервать ни одной мыслишкой, не смотря на усилие.
И вместе с этой пустотой огонь из жил устремился к коже.
Звести согнулась, ее ноги подкосились, но она удержалась от падения, и продолжала крепко сжимать в руке кольцо, даже не чувствуя того, что косой скол впивался в ладонь.
Ее тело начало уменьшаться, а кости болезненно заскрежетали, суставы, деформируясь, разрывали окружающие их мышцы, а позвоночник принимал неестественные изгибы.
Пламя устремилось к коже, пронзило ее, и вылилось наружу, затвердевая и лоснясь, пока опора ног не стала совсем неустойчивой, и девушка не была вынуждена упасть на четвереньки, все равно упрямо сжимая в руке кольцо… В руке?
Из костяшек сжатых пальцев пролезли криво загнутые когти, и тут же скрылись в мягких тканях, а талисман остался болтаться на лапке в качестве браслета. Излившийся огонь застыл, почернел, и стал шерстью, равномерно покрывшей все ее жалкое и беспомощное в тот момент тело, и с жалобным треском ее руки окончательно перестали быть руками, став лишь второй опорой для искривившегося тела.
Смоляной загривок пробежался по спине, скрывая неизвестно зачем надетое платье, и каждая маленькая огненная шерстинка болезненно рвала и обжигала кожу, но кровь не изливалась, не давая возможности унести со своим теплом боль, и только вновь и вновь выраставшая шерсть заставляла тело трепетать, а горло сжиматься в жалобном крике – который отчего-то не раздавался в воздухе. Переворачивалось все, что было внутри нее, холеные волосы пропадали глубоко в ее теле, оставляя после себя лишь маленькие смоляные волоски, красиво украшавшие вздернутые кверху уши, и Звести чувствовала, как невиданная сила, перетянувшая их с положенного места на верх головы, и придавшая им совсем не человеческую форму, заставляла меняться даже кости ее черепа, причиняя невыразимую боль, а из щек пробивались усы, в тот момент казавшиеся ей иглами, которыми кто-то жестоко пронзал ее лицо, и только замерший от первобытного ужаса взгляд человеческих глаз оставался неизменным, словно призванный стать последним способом для бедного существа рассказать о своих мучениях.
Искривленные кости позвоночника вытянулись, проникая за пределы ее тела, вытягивая исстрадавшуюся кожу, огненной волной прожигая ее спину, и изливаясь там, становясь шерстью, превращаясь в изогнутый кошачий хвост.
Припав грудью к полу, Звести какое-то время лежала неподвижно, силясь заново ощутить выжженное изнутри тело, а потом все-таки открыла глаза и взглянула вверх.
Ее кровать стала просто огромной.
В лежавший на полу лист она могла завернуться, как в одеяло.
Потолок высился недостижимой вершиной, хотя она помнила, что в Особняке де Марнион были не такие уж высокие потолки.
Все вдруг стало таким огромным, словно она была Алисой в Стране Чудес… Или это Звести стала такой маленькой?
Она поднялась, и сделала несколько робких шажков. Хотя ей никогда не приходилось ходить на кошачьих ногах, движение далось ей на удивление легко, и после пары минут тренировок она даже смогла побежать.
Взглянув на левую переднюю лапку, она увидела свое кольцо-талисман, и тут же вспомнила, зачем вообще было предпринято столько болезненное и рискованное предприятие.
Забравшись по болтавшемуся до пола покрывалу на кровать, Звестасия перепрыгнула на подушку, оттуда – на подоконник, немного потрудившись, влезла в горшок с цветком, измазавшись во влажной земле, а оттуда смогла добраться до окна, и выбраться на улицу, ловко спрыгивая вниз по наружному декору окон.
Где бы ни были Адриан и Айвадит, Звести их найдет – и сегодняшняя запись в дневнике будет куда интереснее, чем де Марнион ожидала… Только бы перестала так противно болеть кожа.

------------------------->Автобусная остановка

+1

19

Очень скоро после того, как девушка начала копать, среди рыхлой от общей влажности воздуха и мелкого дождя земли показался кожаный корешок книги.
Ее переплет и страницы были чисты, словно от грязи их охраняла таинственная, неощутимая для человека магия, и запах старой бумаги совершенно не отдавал землею, будто на самом деле фолиант никогда не покидал библиотечной полки, а место, где Пелагея его нашла, было не более, чем миражом.
Маленький белый кролик, едва завидев находку девушки, и вообще то, что она отвлеклась от него, сорвался с места и стремительно умчался вдаль, в розовые кусты, оставив после себя лишь листок бумаги с четверостишием и голубую ленточку, неизвестно как развязавшуюся и упавшую с его шеи.
Книга же, мгновение назад извлеченная из земляных объятий, поражала своей сухостью и своеобразной, несколько дряхлой красотой. Не нужно было напрягаться, чтобы разглядеть на ее кожаной обложке рисунок – причудливо переплетающиеся розы, нанесенные чернилами, очевидно, старинными. Однако необычным было то, что к ней при помощи обыкновенной канцелярской скрепки был прикреплен белый тетрадный листок в клеточку, на котором голубыми чернилами было начертано:
«Доставай карандаш и пиши, не боясь,
Свое имя ты в эту книгу. Таясь
В недрах земли она долго ждала,
Чтоб ее ты, красавица, все же нашла,
И четырех орденов вековой бой
Разделить она страшно желает с тобой.
Выбери цвет по вкусу, и с ним,
Весь мир для тебя вдруг станет другим».

Отредактировано Rose Master (2014-01-06 17:43:14)

0

20

Увидев в земле корешок книги, Пелагея, довольно таки, удивилась, но всё же достала её из земли. Девушка с интересом осмотрела обложку и пролистала несколько страниц. Её удивляло отличное состояние книги, которая наверняка пролежала в земле не одно столетие. Сидя увлечённо рассматривая книгу, Лулон не замечала ничего вокруг, она была поглощена чтением. Всё же спустя двадцать минут Пелагея опомнилась и осмотрелась по сторонам. Может она тут не одна? К счастью вокруг было так же тихо и спокойно, никого не было видно.
"Нельзя просто сидеть тут и читать. Рано или поздно меня всё равно найдут! Мало ли что придёт в голову хозяевам? Может пока забрать книгу, а потом вернуть её на место? Ничего ведь не случится, наверняка про неё даже и не знают..."
Девушка поднялась и отряхнулась. Только сейчас она заметила тетрадный листочек прикреплённый к книге. Она аккуратно подняла его и прочитала. Она так ничего и не поняла. Пелагея постояв и подумав,опустилась на пень, и положив книгу на колени снова начала читать. Она решила не забирать книгу,ведь может про неё знают.
"Лучше положу её у входа. Там где её смогут заметить хозяева." Девушка потеряла счёт времени, она всё читала и читала. В ней вспыхнул интерес и желание. Она хотела узнать как можно больше. Затем взяв в руки карандаш и отряхнув его от земли, она записала своё  имя в ордене Голубой Розы.
"А что если передать книгу, непосредственно хозяевам? Ведь если они знают про неё, то смогут и мне рассказать больше. Но, а если они не знали про неё...то...что будет тогда? Может дождаться их возвращения здесь? И объяснить всё тем, что я нашла её у их ограды." Так она и поступила. Девушка продолжила читать сидеть на пне и дожидаться хозяев.

0

21

Ветер усилился и сидеть на пне на открытом пространстве было очень неуютно и холодно. Пелагея съёжилась. Ветер растрепал волосы. Девушка вконец продрогла и решила подвигаться, заодно и обдумать последующие действия. "Нет. Сидеть тут дальше я не буду, иначе заледенею. Легче быстро сходить на рынок и вернуться домой, а завтра занести книгу хозяевам. Да, определённо, так и сделаю." Девушка перестала ходить вокруг пня и посмотрела по сторонам. Забор заднего двора был не очень высоким, но путь к нему преградили кусты роз. Пелагея тщательно высматривала просвет между растениями и наконец-то его нашла. Он был в углу, один куст был немного  меньше другого, тем самым позволяя протиснуться между ними. Девушка положила книгу под свитер и, крепче зажав его рукой, отправилась  к забору. Перелазить преграду не так уж и легко используя лишь одну руку, но всё же это возможно. И вот спустя пять минут стараний, девушка покинула территорию особняка. Вновь, осмотревшись по сторонам, она заметила тропинку и зашагала по ней, не зная точно куда та её приведёт. Порывы ветра были очень сильными и холодными. Иногда девушке приходилось останавливаться и стоять несколько минут, т.к. ей казалось, что её вот-вот сдует. Деревья раскачивались, норовя задеть девушку, но та уворачивалась. В ушах раздавался лишь свист и скрип. Солнце вовсе спряталось за тучи и не собиралось оттуда выглядывать. Пелагея вновь остановилась из-за сильного ветра, когда он утих она осмотрелась по сторонам. Вдалеке стояла небольшая постройка и виднелась дорога. Девушка вспомнила, эта остановка которую она проезжала когда приехала сюда. "Пожалуй, спрячусь там от ветра, пока он хоть немного стихнет, иначе меня сдует точно!" Пелагея отправилась в сторону остановки ускоряя шаг и как можно крепче сжимая книгу.
-------------->Автобусная остановка

0


Вы здесь » Война Роз » Дома горожан » Особняк Марнион


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC